Меню
12+

«Северные Нивы», газета Кошкинского района Самарской области

07.05.2018 09:52 Понедельник
Категории (2):
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от  07.10.2016 г.

Подвиг Ю. Нестерова

Юрий Яковлевич Нестеров проработал на Чернобыльской атомной электростанции полтора месяца.

Ю.Я. Нестеров родился на Погрузной в семье участника Великой Отечественной войны Якова Фроловича Нестерова. После окончания школы в 15 лет устроился в столярно-плотнический цех ремзавода. Позже получил профессию водителя. Успешно отслужил в армии, вернулся в звании старшего сержанта. Устроился в милицию. Отработав там 5 лет, перешел водителем автобуса в ПАТО.

Жизнь шла своим чередом – любимая жена, работа. 26 апреля 1986 года весь мир содрогнулся, узнав об аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Безусловно, было страшно за тех, кто находился там, поблизости к месту катастрофы. Но чем могли помочь мы украинцам?

В начале 1987 года Юрия Яковлевича вызвали на военные сборы. Пройдя медкомиссию, мужчина в числе нескольких представителей разных организаций нашего района по приказу РВК на автобусе двинулся в путь. Куда и зачем они едут, никто им не говорил. Но мужчины уже сами начали догадываться. Тогда, зимой, автобус с будущими ликвидаторами аварии доехал до Бормы и развернулся обратно – дорогу замело, и проехать было невозможно. Но всё же 17 марта Юрий Яковлевич уже сидел в вагоне, который вез его в пос. Тоцкое Оренбургской области. Пройдя там учебный курс, Ю.Я. Нестеров в числе других ликвидаторов прибыл в палаточный городок, который базировался в бывшем военном городке, по соседству с некогда существовавшем здесь детским лагерем, в 25 км от ЧАЭС. Из средств защиты – хлопчатобумажная форма и лепестковые респираторы, в кармане – дозиметр (размером чуть больше авторучки). Юрий Яковлевич зачищал крышу на третьем энергоблоке. Работать приходилось непросто: по команде трое человек бегом бежали до загрязненного места, 15-20 секунд работы в ускоренном темпе – и уже старший командует все бросить и бежать обратно, иначе хапнешь опасную дозу радиации. На месте стоять было запрещено, приходилось в эти короткие секунды работы буквально плясать на месте, ведь излучение было такой силы, что можно было получить радиационный ожог. Возвращались, сдавали дозиметры на проверку, если уровень допустимого радиационного облучения на дозиметре не превышал суточной нормы, ликвидатора отправляли на зачистку еще раз. Но такое случалось редко, мужчины за раз успевали получить суточную дозу радиации. Затем шли в душ, тщательно мылись, переодевались в чистую одежду. Те, кто ездил на ликвидацию позже Юрия Яковлевича, рассказывали, что после мытья в душе их стали проверять ручными дозиметрами, если человек «фонил», его заставляли мыться еще раз.

Кроме того, Юрий Яковлевич работал на автомашине АРС, поливал дорогу, чтобы не поднималась пыль. Водителям автомашин выдавали специальные освинцованные резиновые костюмы весом килограмм по 30. Технику для ликвидации предоставляли новую, из нетронутых запасов воинских частей. Но работала она недолго – накопив допустимую нормы радиации, ее утилизировали. Специально для этого была вырыта огромная траншея – «могильник», где плотно друг к другу стояли новенькие, бывшие в употреблении всего несколько раз, но успевшие накопить допустимую дозу радиации, автомашины. Техника проверялась японскими дозиметрами – машина проезжала под большим колоколом, и, если уровень её радиации был высоким, колокол начинал звонить.

Со временем, продолжительность работы на загрязненных участках стали постепенно увеличиваться. К 30 апреля время беспрерывной работы на одном месте дошло почти до часа. Но в ночь на 1 мая случился выброс радиации, и продолжительность работ снова сократилось до 20 секунд.

Юрий Яковлевич проработал на Чернобыльской атомной электростанции 1,5 месяца. На вопрос «Было ли страшно?» отвечает: «Нет. А чего бояться? Внешне все было так, как будто ничего страшного не случилось: местные жители копались на своих огородах, прилетали аисты, вили гнезда. Жизнь для всех продолжалась».

Недолгое время работы на ЧАЭС серьезно подорвало здоровье ликвидаторов аварии. Вскоре после возвращения домой начались мытарства по госпиталям, Юрий Яковлевич стал инвалидом ЧАЭС. Об опасных последствиях нахождения в зоне радиации мужчин предупреждали, поэтому поехать туда – уже было подвигом. За работу на Чернобыльской АЭС Юрий Яковлевич награжден орденом Мужества, юбилейными медалями. В ПАТО Ю.Я. Нестеров проработал 23 года, общий стаж – 35 лет. На заслуженный отдых чернобылец ушел в возрасте 50 лет. Сейчас ветеран труда живет на Погрузной с женой Таисией Ивановной. Супруги вместе уже 43 года. Держат домашнюю птицу, возделывают огород. Юрий Яковлевич до недавнего времени мастерски выполнял работы по плотничеству, только вот в последнее время стало не до этого: болячки все чаще дают о себе знать – эхом отзываются дни, проведенные в Чернобыле.

Е. Матвеева.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

80