Меню
12+

«Северные Нивы», газета Кошкинского района Самарской области

17.10.2016 14:23 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 07.10.2016 г.

Несгибаемый дух

   Григорий Антонович Семибратов родился в 1916 году. Он был уроженцем села Старое Тенеево Самарской губернии. Григорий закончил 7 классов Васильевской неполной средней школы. После окончания школы учился в Грачевском кролиководческом техникуме, затем в Мелекесском зоотехникуме. После окончания поступил в летное Оренбургское училище.

Григорий Антонович был старшим лейтенантом, служил в Воронеже. Учился очень хорошо. В семье было 7 детей – 5 братьев и 2 сестры. И Григорий был в семье четвертым. Один из братьев, инженер-строитель, погиб в 1942 году. Младший брат, танкист, погиб 27 апреля 1945 года.

В лагере смерти Дахау стоит мемориальная доска, на которой высечены имена советских летчиков, которые не пожелали молча погибать в печах, а подняли мятеж и забрали с собою на тот свет несколько надзирателей. Среди этих летчиков был и Григорий.

В книге «Мы старше своей смерти: Записки узника Дахау» Вали Бикташев описывает те события так.

«В феврале 1944 года в Дахау привезли тридцать три русских офицера, в подавляющем большинстве летчиков. Их боевые машины в разное время сбивали над расположением немецких частей, экипажи попали в плен.

Их выводили на работу в городские предприятия. Там завязывались связи с вольными рабочими и мастерами-немцами. По-видимому, удалось договориться с кем-то из охраны. В 1944 году летчики организовали массовый побег из Мозбурга. Но он не удался.

Беглецов схватили и сурово расправились на месте. Избиения продолжались сутками. Несколько человек умерли от увечий, но слабодушных не оказалось. Позднее беглецов направили для завершения следствия в дахауское гестапо. Офицеры уже прошли через репетицию гестаповского следствия. Они понимали, что теперь в Дахау им уготовлен настоящий ад с неизбежным финалом всех мучений — расстрелом. Но волю этих офицеров фашистам сломить не удалось. Летчики еще больше ожесточились и решили отдать свою жизнь за самую дорогую цену.

В наручниках, скованных попарно, их впихнули в пассажирский вагон и подцепили к товарному составу. Охранников было восемь с офицером во главе.
Пилоты не имели времени и возможности заранее обдумать какой-нибудь план действий. Друзья, однако, научились понимать друг друга и без слов. Безоружные, закованные в наручники, храбрецы по сигналу капитана Петра Фомина, бывшего командира эскадрильи, оставшегося их вожаком, внезапно атаковали конвоиров.

Это была неслыханная атака! Никого они не щадили — ни себя, ни противника. Смельчаки навалились на конвойных, обрушили на их головы удары спаренных кулаков, топтали их ногами. Короткий жестокий бой, подобного которому и в воздушных схватках не случалось, закончился победой летчиков. Одного из охранников оставили в живых, заставили его разомкнуть наручники.
Во время побоища летчики выбросили двух эсэсовцев из поезда, выдавив их телами стекла в окнах. Выстрелы, раздавшиеся в вагоне, были, конечно, услышаны. Их везли по густо населенной Баварии. Надо было покинуть поезд немедленно!
Надежды на успех не было, но прекращать борьбу не хотели даже раненые. Все способные двигаться стали выпрыгивать из поезда на ходу. Затем они собрались все вместе и, подхватив раненых и вывихнувших руки и ноги, дотянулись до ближайшего леска.

Их, конечно, выследили. Полицейские и эсэсовские части были подняты по тревоге во всем районе. Бунтовщиков окружили. На этот раз схватка была короткой — ведь у преследователей была даже танкетка. Уцелевшие офицеры (их оставалось тридцать три человека) снова оказались в руках эсэсовцев. Их связали, бросили в машины, привезли в Дахау и водворили под особую охрану в 27-й следственный блок».

А вот 23 февраля 1944 года там произошло событие, которое навсегда врезалось в память оставшихся в живых узников лагеря и повергло в ужас фашистских палачей. Специально приурочив к этому дню казнь советских летчиков, фашисты не представляли, во что выльется, чем окончится их затея. Полуживых, истощенных до крайности летчиков демонстративно повели к печам крематория. Их было 33 русских богатыря. Обреченные на казнь еле шли, заботливо поддерживая друг друга, неся на себе совсем ослабленных. Возле русских бараков они вдруг оживились, подтянулись и запели русскую песню. Их били прикладами, гнали вперед, а они, не ускоряя шага, пели пока их слышали земляки. У печей крематория они отказались встать к стене лицом. Вместо этого прозвучала команда: «БЕЙ!» и они кинулись на расстрельную команду. В ответ раздались выстрелы, но прежде чем стрельба стихла, один из палачей уже сгорел в печи крематория раньше своих жертв, а двое других корчились на земле.

Слух о героической смерти советских летчиков с быстротой молнии облетел все бараки. Узники многих национальностей шепотом передавали друг другу, как погибли русские, запоминая до поры до времени их грозное слово «бей!».

Через год с небольшим это слово, усиленное тысячекратно, принесет узникам долгожданную свободу.

Михаил Арнольдов

Подготовлено по материалам музея.

 

 

Сегодня восстановлены имена героев (кроме одного), казненных в Дахау.
Вот они:

·      Аксютин Андрей, старший лейтенант, год рождения 1914;

·      Алексеев Алексей, младший лейтенант, 1922;

·      Амантаев Мухаммет, младший лейтенант, из разведчасти, комсомолец, 1922;

·      Амирханов Иван, 1918;

·      Атамасов Константин, 1923;

·      Баратов Талип, воспитанник Балашевской авиашколы, 1920;

·      Ёогомолов Иван, 1913;

·      Волков Владимир, гвардии младший лейтенант, летчик-истребитель, из Свердловска, 1922;

·      Галкин Николай, старший лейтенант, 1910;

·      Говенко Алексей, младший лейтенант, 1920;

·      Димитин Николай, 1921;

·      Дюнов Анатолий, 1923;

·      Игнатьев Виктор Александрович, младший лейтенант, сбит 10 июня 1943 года при бомбардировке Сещинского аэродрома фашистов, 1922;

·      Ишимский Константин Иванович, не вернулся с боевого задания 10 июня 1943 года;

·      Комлев Леонид Михайлович, летчик-штурман, из Куйбышева, 1921;

·      Коптев Николай Александрович, младший лейтенант, летчик-истребитель, 1920;

·      Кормилицын Илья Васильевич, младший лейтенант штурмового авиаполка Волховского фронта, 1914;

·      Костенко Леонид, 1919;

·      Лобанов Дмитрий, 1914;

·      Матвеев Георгий Андреевич, летчик-истребитель, из Алтайского края, 1916;

·      Павлов Василий, 1922;

·      Рогцинский Алексей, 1919;

·      Седов Михаил, капитан, комэска, 1907;

·      Селютин Николай, 1920;

·      Семибратов Григорий Антонович, старший лейтенант, сбит 22 марта 1943 года, 1918;

·      Севков Петр Васильевич, 1911;

·      Ситников Дмитрий, младший лейтенант, 1921;

·      Смирнов Павел Иванович, техник-лейтенант 3-го авиаполка дальнего действия, 1914;

·      Славин Юрий, 1922;

·      Смышляев Виталий Ильич, младший лейтенант, воспитанник

·      Батайской школы, 1923;

·      Токарев Василий Георгиевич, младший , лейтенант из 128-го бомбардировочного полка, 1922;

·      Фомин Петр Александрович, капитан, заместитель командира эскадрильи 312-го штурмового авиаполка, 1906».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

211