Меню
12+

«Северные Нивы», газета Кошкинского района Самарской области

17.10.2016 14:25 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 07.10.2016 г.

Никифор Тимофеевич Макаров

Приходит  в жизни время, когда наступает глубоко пенсионный возраст, когда не обременена работой, когда есть время поразмышлять: «Кто же я? Благодаря кому я в жизни состоялась?»   В моей жизни было три человека,  которые сыграли свою роль в моем становлении. Это моя классная руководительница,  Заслуженный  учитель школы РСФСР, литератор от Бога, человек высокой культуры Берже Мария  Дмитриевна.

Это первый мой  руководитель – директор Большеромановской восьмилетней школы, участник Великой Отечественной войны Гришов Василий Иванович и первый секретарь Кошкинского райкома КПСС Макаров Никифор Тимофеевич.

Н.Т. Макаров   был не только талантливым руководителем, но еще и тонким психологом, педагогом, стратегом.

…Утром он шел на работу всегда пешком,  к 7 часам утра, если не выезжал в хозяйства. Со всеми, кто шел навстречу, уважительно здоровался за руку или просто, сделав поклон головой. Всегда собран, элегантно одет, настоящий сельский интеллигент. Людей ценил за их деловые качества,  каждого видел насквозь, зная, чем дышит,  в чем нуждается. И нас, инструкторов райкома партии, учил: «Будьте внимательнее к людям, чаще бывайте в трудовых коллективах».

Это Никифор Тимофеевич  порекомендовал мне вступить в члены КПСС, когда я работала зав. отделом учащейся молодежи и пионеров райкома ВЛКСМ, а потом взял в аппарат райкома партии в отдел пропаганды и агитации, оценив мое трудолюбие. В день 20-летия Победы над  фашистской Германией,  на площади возле райкома партии (теперь там школа искусств) я читала под аккомпанемент аккордеониста А. Майорова,  директора муз. школы, «Реквием» Роберта Рождественского. Видимо, читала проникновенно (сказалась школа М.Д. Берже), так, что Н.Т. Макаров плакал, стоя на трибуне, не скрывая слез. Со слезами на глазах стояли многие участники парада. «Помните,  о тех, кто уже не придет никогда, заклинаю – помните!» Слова «Реквиема» не могли не растрогать.

…Запомнился на всю жизнь разговор о контингенте Надеждинского ПТУ. Кто-то посмел выразиться: «Там одни отсевы от школ учатся». Надо было видеть. С каким гневом отчитал его Никифор Тимофеевич:

— Да как  вы смеете так отзываться об учащихся профтехучилища! Это наши кормильцы, это труженики наших полей, золотой фонд сельского хозяйства – наши трактористы,  комбайнеры! Чтобы больше я этого не слышал!

…Во время уборки урожая, посевной ни один работник аппаратов райкома комсомола, райкома партии не сидел в кабинете, а был в хозяйствах района. Район в макаровские времена был протяженностью от Чистовки до Калиновки  и от Старой Ивановки до Ст. Максимкино.  Если на элеватор поступало влажное зерно, работники райкома вместе с другими организациями мобилизовывались на просушку зерна, ездили на прополку и уборку сахарной свеклы, на помощь в картофелеводческие совхозы «Елховский» и «Березовский».

В апреле проходил коммунистический субботник. Помню, во главе с Н.Т. Макаровым трудились на стройке нынешнего РДК «Россия». Одет он был в обыкновенную стеганку, показывая пример в труде, носил кирпичи и складывал их в штабеля. Не уставал  повторять подчиненным: «Руководитель должен быть  во всем примером».

…Все любят подышать хвойным воздухом лиственниц возле школы искусств, но не многие помнят, что посадили  их по инициативе Н.Т. Макарова. Сколько  субботников он провел по уходу, поливу молодых саженцев,  которые превратились потом в высоченных красавиц, украшенных  хвойными шишками. Вот такую добрую память оставил он о себе.

…Жена Макарова, Александра Кирилловна, преподавала немецкий язык в Кошкинской средней школе. Я училась в одно время с их дочерью – Лидией Никифоровной (у нас небольшая разница в возрасте), тогда еще Лидой Макаровой, нашей певуньей. Все помнят в ее исполнении руслановские «Валенки-валенки». Никогда, ни жена, ни дети не позволили себе покичиться, вели себя в коллективе просто, скромно. Никакого снобизма. В очереди в магазине стояли наравне со всеми. Такой настрой был  в семье.

…Наш район многонациональный. Бывая на фермах, в тракторных бригадах, Никифор Тимофеевич говорил с людьми на их родном языке:  русском, чувашском, татарском, мордовском.   Некоторые фразы знал на эстонском и немецком языках.

…Однажды дочке дали путевку в пионерский лагерь санаторного типа в Евпаторию, в Крым, на 40 дней. Свекор заявил: «Одну внучку не пущу, езжай сама с ней!»  А я уже была в отпуске 4 месяца назад. Я пошла с поклоном к Н.Т. Макарову, объяснила ситуацию, попросила внеочередной отпуск уже за текущий год. Посмотрел он на меня и, ни слова не говоря, подписал заявление. Такой щедрости я никогда не забуду.

1976 год. В этом году Никифор Тимофеевич ушел на заслуженный отдых. Бывая на старом кладбище с. Кошки, всегда останавливаюсь возле могил, где покоятся супруги Макаровы, и говорю слова благодарности…

…На планерках Никифор Тимофеевич не только давал задания, но и учил. Однажды поставил перед нами сноп злаковых культур:

— А ну-ка, сможете назвать сорта,  где озимые, где яровые? Агрономов прошу  не подсказывать. Живете в сельскохозяйственном районе – обязаны знать,  чтобы вести предметный разговор с агрономами, секретарями парткомов.

Поплавали. Конечно,  не все назвали, но урок получили хороший. Вот так —  не стыдил, не ругал,  а просто показал, что мы не знаем. Он  как опытный педагог  преподнес нам урок не случайно: ведь он имел еще и педагогическое  образование. Часто повторял: «Каждый руководитель должен быть педагогом,  а значит,  должен уметь и научить, и поддержать,  и вдохновить, а если нужно – и наказать».

… В то время спецкором по северной зоне области от «Волжской коммуны» был Евгений Лазарев и жил в Кошках. Кстати, он наш земляк, из Булькуновки  Елховского района. Позже он стал писателем и председателем Союза писателей Самарской области, но с нашей районной газетой, с И.Ф. Акулиничевым, нашим поэтом, связь поддерживал всегда. В одном из рассказов он дал своему персонажу фамилию Авдошин, а по его рассказу «Жених и невеста» снимался фильм. Так вот, в одном из номеров «Волжской коммуны» был напечатан очерк Е. Лазарева «Кабинет с зелеными шторами». Этот очерк был о Н.Т. Макарове. Автор называет его партийным интеллигентом.

…Райком был школой подготовки кадров. Никифор Тимофеевич не боялся выдвигать молодых людей на руководящую должность. Меня в 25 лет утвердили зав. отделом культуры Кошкинского райисполкома, Б.П. Бембетьева в этом же возрасте поставили заведующим РайОНО.

После окончания Куйбышеского СХИ моего мужа, Авдошина Александра Ивановича, направили работать редактором газеты «Авангард» Челно-Вершинского района, и мы уехали  на 2,5 года из родных Кошек. Родился сын, теперь у нас было двое детей, и нас постоянно тянуло в Кошки, на Кондурчу, ближе к родителям, бабушкам и дедушкам. Попросились  у Н.Т. Макарова. И он взял нас обратно в район. Сначала я работала в РайОНО, затем учителем Кошкинской средней школы, а как освободилось место, меня взяли в райком КПСС.

А когда Никифор Тимофеевич узнал, что я учусь заочно  в Московском юридическом институте, сказал:

— Дочка, зачем тебе второй институт? У тебя двое детей, муж, надо о здоровье думать. Я верила ему, как своему отцу. На этом мое юридическое образование закончилось. Супруг тоже остался доволен.

…Вспоминается эпизод, когда мы готовились к районной отчетно-выборной партийной конференции. Все было готово – доклад, выступления,  выставка достижений района. Срочно вызывает Никифор Тимофеевич и говорит:

— На конференцию приезжает Перов, секретарь обкома КПСС. Не ударить бы в грязь лицом. В самом начале, когда конференция будет открыта, я встану и вместе со мной, только в зале, встанут инструктора В.С. Бондаренко и Г.А. Авдошина и начнем исполнение «Интернационала», за вами должен подхватить весь зал.

Я хотела было возразить, что, мол, читаю-то хорошо, но пою только в хоре. Возражения никто слушать не стал.

— Что же делать? Что делать, — проносилось в моей голове. – У Бондаренко действительно хороший голос, и он проведет за собой…

Тогда я уговорила Симу Гришову встать в задних рядах зала со мной. За вокалом Симы я устремилась куда-то ввысь, весь зал подхватил.

Позже, когда я была уже завотделом культуры, а у Симы временно была потеря голоса, я перевела ее на должность кадровика в отдел, где она проработала до выхода на пенсию, получив знак «Почетного работника культуры». Менялись зав. отделами: за мною были А.М. Прохоров, В.Ф. Путилин, В. Корнилов, Н.И. Чугунов, Н.М. Федоров, А.А. Готин, В.М. Гусаров, а кадры всегда оставались в надежных руках.

…Никифор Тимофеевич был непревзойденным мастером индивидуальной беседы, умел выслушать собеседника, а противника – переубедить и заставить работать на себя, умел держать паузу, задавать вопросы, умел озадачить оппонента.

 

…До сих пор с моей подругой, Зоей Панковой,  не без улыбки вспоминаем одну из сцен на Садковских озерах. Но тогда, прямо скажу, мне было не до смеха.

А было это так. Секретарь парткома колхоза им. Энгельса – опытно-показательного хозяйства, И.И. Жданов покритиковал Н.Т. Макарова:

— Вот вы нас, секретарей парткомов,  в хвост и гриву гоняете, а что-то ваших инструкторов в выходные не видно в хозяйствах.

Никифор Тимофеевич промолчал, а после обеда собрал и приказал:

— Всем в борозду! И немедленно! В понедельник каждый отчитается, где был и что сделал!

Мне достался колхоз имени Энгельса. Прихожу домой. Муж встречает с улыбкой до ушей:

— А мы тебя ждем. Поехали на Садковские озера, посмотрим уток, а то скоро открытие охоты.

Его друг, тоже охотник, Толик Панков, тогда возил на «Волге» начальника ПМК-610 Хвастунова Анатолия, троюродного брата моего Саши.

— Так  мне в колхоз надо, Макаров только что дал команду, — пыталась возразить я.

«Успеешь до понедельника», — решили все. Молодо-зелено, уговорили. И вот мы на озерах. Охотники наши ушли в камыши понаблюдать уток,  а я села за руль «Волги» и давай круги нарезать вокруг озер, Зою, значит, катаю. И такая красота вокруг, калина так и рдеет на кустах. Вдруг навстречу едет машина. Разъехаться трудно, пришлось остановить, из газика выходит сам Макаров. Все мысли пронеслись в голове, и я от страха, не дожидаясь вопроса, спрашиваю:

— Никифор Тимофеевич, а Вы что здесь делаете?

— Мы-то поля объезжаем, а вот вы что здесь делаете?

— А мы калину собираем.

— Ну-ну, — и на этом разъехались.

Видимо, его водитель Гусев Георгий Алексеевич, объяснил, чья это «Волга»  и что водитель ее панков Анатолий, а это их жены. Ведь надо же так попасться! На грех и грабли стреляют. Что мне будет в понедельник? Да и Хвастунову достанется за «Волгу».

Страх поселился в мою душу и, кажется, навсегда. Весь вечер муж молча обнимал меня одной рукой,  а другой  преподносил то яблочко, то свежий творожок со сметанкой. Он чувствовал, что творится  в душе моей.  Спозаранок  разбудил  и повез на мотоцикле в надеждино, в летний Лагерь на утреннюю дойку. Он брал  материал для «Маяка Ильича», а я, от нечего делать,  успела подоить двух коров, благо, нас этому учили   в 11 классе во время  производственной практики. Правда, доярки за это время успели почти всех коров подоить, но меня похвалили, дескать, хорошо выдоила.

Разговорились:

— А этот мотоциклист-то кто тебе?

— Муж, мы недавно поженились.

— Вон как смотрит на тебя. Л-ю-юбит. Серьезный мужик. Сразу видно – для жизни.

В непринужденной беседе рассказали о своих нуждах, чего еще не хватает для работы. Тут  подъехал  И.И. Жданов, я помогла ему развесить молнии,  и мы поехали на полевой стан, затем в комсомольско-молодежные звенья, а  к вечеру – в межколхозный  пионерский лагерь (директором там был П.А. Лаврушин). Посмотрели, как там отдыхают дети колхозников. Со страхом ждала понедельника, отчет написала подробно. Думаю, ну сейча мне будет нагоняй. Всех спрашивают, как на экзамене, а меня обходят.

— Ну, кто у нас еще не отчитался? – спросил Никифор Тимофеевич. Я подняла глаза, а он продолжил:

— А вот за Авдошину отчитался сам И.И. Жданов. Извинился за критику в мой адрес, сказал, что инструктора  могут работать  с людьми, не просто наблюдать, а взять вот – и подоить двух коров. И ни слова о казусе на озерах. Я сидела в таком смятении,  а перед глазами стояли кусты зрелой калины, а во рту – горьковатый привкус.

Рассказала супругу и планерке, он коротко заметил:

— Умный мужик, ничего не скажешь.

И после, по жизни, если он о ком-то так отзывался, то я знала, что это самая лучшая похвала. Так он говорил о Е.В. Чеканове, В.К. Мотове, Н.П. Курскове, П.И. Бутяеве, Л.А. Фролове, В.И. Белове, И.Ю. Кувшинове, Н.П. Харитонове и многих других.

А с Зоей Панковой до сих пор  вспоминаем со смехом озера, калину, «Волгу» и мой от страха заданный вопрос: «Никифор Тимофеевич, а Вы что здесь делаете?» Кстати, Хвастунов впоследствии стал министром строительства Казахстана, а затем генеральным директором Ульяновского Газпрома.

…Хочу сказать, что на должности первого секретаря РК КПСС трудно быть для всех хорошим, кого-то наказывал по партийной линии, кого-то снимал с работы. Солнце и то не может обогреть всех одинаково, все равно останутся недовольные. Но для меня, для моей семьи Н.Т. Макаров сделал очень много хорошего,  для  меня он был примером для подражания.

Галина Андреевна Авдошина.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

168