Меню
12+

«Северные Нивы», газета Кошкинского района Самарской области

15.10.2016 09:57 Суббота
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 07.10.2016 г.

Отец Назарий

В фильме рассказывается о служении Богу и людям иеромонаха Н. Атакова. (Время первой Чеченской войны).
Назарий родился в деревне Андреевка, учился и работал в Кошкинском районе, пока не избрал священства.
Монах в камуфляже
Отец Назарий – священник, на груди которого крест соседствует с боевыми наградами. Он настоятель всех уцелевших православных храмов Чеченской Республики. Познакомились мы в Костроме, куда отец Назарий приехал на несколько дней к дальним родственникам.
Путь к храму
Когда-то у него было другое имя — Андрей Николаевич Атаков, и другая жизнь. Окончив школу, он попал служить на одно из военных судов Тихо-океанского флота. После армии Андрей вернулся на родину и работал сначала худруком, а потом и директором сельского Дома культуры. Один из отпусков Андрей решил провести у знакомых на Черном море. Почти случайно заехал в Свято-Успенский мужской монастырь, 20 дней помогал восстанавливать местный женский монастырь. А когда отпуск закончился, Андрей просто отправил на работу телеграмму с просьбой уволить его по собственному желанию. Он остался в мужском Свято-Уверском монастыре.
Было ему тогда 25 лет. Через два года стал Андрей Атаков иеромонахом. Духовное имя монахи себе не выбирают. Оно дается по святцам, так же, как и при крещении. Когда Андрей узнал, что быть ему теперь Назарием, только согласно кивнул. Древнееврейское имя – «посвященный Богу» — еще раз подтверждало, что он нашел свою дорогу в жизни.
В какой-то момент отец Назарий понял, что его место не в теплом тихом земном уголке. И стал просить митрополита Одесского и Измаильского Агафангела перевести его в другую епархию. Но его не отпускали. В 1999 году у Назария случились несколько инсультов подряд. Во время последнего он очнулся как раз в тот момент, когда по нему уже служили заупокойную. Батюшка понял, что это знамение: Бог спас его, призывая на трудную службу. После выздоровления он получил разрешение на перевод в Бакинско-Прикаспийскую епархию. Во Владикавказе он повстречал братьев из Северо-Осетинского православного общества. Они и помогли ему добраться до Ханкалы, где размещалась база группировки федеральных сил.

Храм под защитой ОМОНа
Из семи православных церквей к тому времени осталось только четыре, и те полуразрушенные. В первые же дни своего пребывания в Чечне батюшка наведался в Грозный. Чернореченский храм лежал в руинах, но в храме Архангела Михаила уцелело помещение крестильни. Прослышав, что в Грозном появился новый батюшка (прежнего убили чеченские наемники), в храм потянулись прихожане, которые пытались восстановить церковь. Отец Назарий побывал в штабах всех силовых структур, и вскоре к строительным работам подключились военнослужащие внутренних войск. ОМОН взял храм под свою охрану. А спустя какое-то время священник добился разрешения на строительство православного храма на территории одной из мотострелковых частей.

Почти военный священник
Отец Назарий совсем не похож на обычного приходского священника. Чаще его называют «самый не такой батюшка». Невысокий, худощавый, с выразительным живым взглядом темных глаз, с длинными, слегка вьющимися волосами, собранными резинкой в хвост, он скорее похож на добровольца, который всеми силами старается разделить нелегкую службу федеральных войск в Чечне. Долгие месяцы он жил на пункте приема погибших, питался с командой из одного котла, носил такую же, как у всех военную форму. Когда вертолетом привозили погибших, батюшка помогал принимать тела, размещать их в рефрижераторах, а затем и отправлять в Ростов-на-Дону.
Отец Назарий живет в Чечне уже три с лишним года. За одни сутки на видавшей виды «Ниве» священник порой «наматывает» до трехсот километров, успевая побывать в нескольких местах: совершает обряды крещения, читает молитвы над погибшими, принимает исповеди. Как-то к нему приехала целая делегация и попросила обвенчать старшину внутренних войск Александра и его невесту Надежду. На венчание собрались не только военнослужащие, но и многочисленные местные жители, впервые за долгие годы войны увидевшие настоящих жениха и невесту.
Сколько людей уже окрестил батюшка, сказать он затрудняется. Среди них были и дети местных русских, и солдаты-срочники, которые приходили к отцу Назарию с глазами, полными ужаса и боли, а уходили, обретя веру и надежду. У самого священника уже больше сорока разновозрастных крестников со всей России, говорит, и из Костромы тоже есть.
Ни вера, ни убеждения не позволяют отцу Назарию брать в руки оружие. Даже если ему угрожала бы смертельная опасность, он уповал бы только на Господа. Люди на войне удивительно быстро меняются психологически, но присутствие священника не дает им превратиться в духовных инвалидов, считает отец Назарий. И в этом его сила. Это понимают и террористы. Поэтому для батюшки не было неожиданностью, когда знакомые чеченцы сообщили, что боевики объявили на него охоту. После такого известия руководство ОМОНа выделило ему несколько солдат для охраны. Но на личного водителя и постоянное сопровождение батюшка согласился только после того, как боевики убили бабушку Клавдию, прихожанку храма Архангела Михаила.
Очень уважительно относится к священнику и руководство Республики. Специально для него недалеко от восстановленного храма построили новый дом. У отца Назария три нагрудных знака: «За службу на Кавказе», «Участник боевых действиий», «За отличие в службе» II степени. Они вручены ему Правительством России. Четвертая награда — медаль «Защитник Отечества» — от Общероссийского Православного Движения. Носит их батюшка с гордостью, не скрывая от глаз окружающих.
Из Костромы отец Назарий отправился в Москву в епархиальное управление за помощью: нужно пристроить около тридцати одиноких пожилых русских из Чечни в дома престарелых Подмосковья. Он уже помог обрести новый дом почти сотне одиноких стариков. Отец Назарий не собирается покидать Чечню. Слишком много боли там, чтобы оставить людей без веры. Главное для него — не дать духовно погибнуть молодым, которые не знают другой жизни, кроме войны. «Даже ради одного человека, одной души в Чечню стоило приехать», — считает отец Назарий.
Алла КАРИНА

 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

114