Меню
12+

«Северные Нивы», газета Кошкинского района Самарской области

15.10.2016 20:07 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 07.10.2016 г.

И один в поле воин

 В сердце навечно

24 октября 2015 года мы проводили в последний путь дорогого всем человека с открытой душой — В.И. Гудкова. Владимир Ильич был и останется для нас образцом бескорыстного служения Отечеству, людям. Истинным офицером!

Это действительно невосполнимая утрата. Вот что пишут о нем те, кто знали и любил его:

Н. Кутузов: Ушел из жизни В.И. Гудков!!! И очень стало грустно. Это потеря, потеря близкого человека, друга, брата, отца… Отца, потому что он не делил народ на сословия и чины! Он всех привечал, уважительно кланяясь при этом.

М. Фокина: Его терпению можно позавидовать. С раннего утра он приезжал, с клюшкой ходил, собирал мусор, кормил кошек. Но никогда не ругался!  Его единственное требование — не бросайте мусор. Он не просил денег, просто хотел чтобы к этому месту относились уважительно. Цель создания наших любимых ГУДКОВ — «чтобы люди отдыхали, чтобы было место, где можно посидеть, поговорить, порыбачить, встретиться с друзьями..» — это он нам говорил всегда. Сейчас вспоминаю нашу последнюю встречу этим летом, я спросила про здоровье, а он, как всегда, — да все нормально, девчат, вы не переживайте, отдыхайте в свое удовольствие… Не передать словами, как нам жаль.

А. Лукин: Хороший был человек, пусть земля ему будет пухом. Знал его еще со школы, когда елки приезжали сажать с классом. Потом компаниями приезжали отдыхать и всегда его первыми словами были: » Молодежь гуляйте, отдыхайте только уберите за собой». Светлая память.

О Гудкове писали много: районная газета, областные и российские издания. Он прославил наш район на всю страну! Летом Владимир Ильич зашел в редакцию с двумя мужчинами. Познакомились, оказалось, это корреспонденты из Москвы из журнала «Русский мир»  — Е. Резепов и А. Семашко.

В сентябре был опубликован их материал о В.И. Гудкове. Предлагаем его вашему вниманию.

 

И один в поле воин

Недавний ливень разбросал по дорожке сосновые шишки и хвою. Пахло свежестью и сырой травой. Еще несколько шагов – и вот уже впереди, сквозь сосны, видна блестящая гладь Гудковских прудов…

Поверить в то, что после такого сильного ливня вода в прудах не помутнела, трудно. Но в том, что это именно так, нас убеждает ребятня, возвращающаяся после купания. Мальчишки лихо крутят педали велосипедов, трясут на ходу мокрыми головами и смеются: «Вода в ушах!»

Завидев нас, они все, как один, останавливаются, отдают честь и кричат: «Здравия желаем, товарищ полковник!»

Чистые пруды

«Полковником» они называют Владимира Ильича, который стоит рядом со мной на обочине. В руках у него – охапка веничков, совочков и даже метла. Побросав на траву велосипеды, ребята разбирают инвентарь и принимаются за дело. «Полковник» добродушно посмеивается и раздает им мешки для мусора, которые быстро заполняются шишками, хвоей, пустыми пакетами и упаковками, оставленными не особо воспитанными посетителями прудов. Пока идет уборка, успеваю задать им несколько вопросов. Оказывается, на пруды они приехали из села Орловка, что аж в 12 километрах отсюда. Да-да, с разрешения родителей, убеждает ребятня. «И что – отпустили вас одних?» «А что такого? Гудки – самые лучшие пруды», – весело кричат мальчишки. Они наперебой перечисляют достоинства прудов, ради которых готовы крутить педали, преодолевая лесные и полевые дороги. Конечно, в их родной Орловке есть пруд. И в соседней Красновке тоже есть. Но таких подходов к воде, как здесь, там нет. А самое главное – в тех прудах много пиявок, да и грязноваты. «Да тут вода самая чистая, – продолжают втолковывать орловские, – пить можно! И вышки есть, с которых нырять удобно!» Выясняется также, что именно на Гудках они и научились плавать. И родители их – тоже. О прудах им в школе еще учителя рассказывали. И рассказывают. И хвалят постоянно: за чистые ухоженные берега, за рыбу и раков, теплую воду и приличную в некоторых местах глубину. Да и вкусные яблоки можно нарвать в саду, что раскинулся вокруг Гудков. В общем, благодать, соглашаюсь я. «А разве нет? Гудки природа создала», – важно заявляет один из мальчишек, Антон Костин, и сочно хрустит недавно сорванным яблоком.

Мальчик из орловской школы не знает, что не природа, а тот самый «полковник», с которым он несколько минут назад поздоровался, и есть создатель Гудковских прудов. Владимир Ильич Гудков усмехается, наклоняется, чтобы стряхнуть траву с брюк, из кармана рубашки вываливается связка ключей на красной ленте. Он снова наклоняется за ключами и болезненно охает. Недавно в больнице ему заменили сустав на ноге, а до того он ходил с клюшкой. Каждое движение для него – болезненное усилие. На ребят этот 74-летний подполковник в отставке, которого местные прозвали «полковником», совсем не обижается. Ну, подумаешь: не знают мальчишки, что яблоки, которыми они набили карманы, сорваны в саду, посаженном Гудковым вокруг прудов, созданных им же. И что? Ни яблок, ни прудов, ни рыбы в них ему ничуть не жалко. Он же для людей пруды эти строил.

В своих заботах о чистоте и порядке на прудах отставной офицер рассчитывает только на помощь ребятишек из окрестных селений…

Так что когда мальчишки, закончив работу, садятся на свои велосипеды и, перед тем как отбыть, вновь отдают ему честь, Владимир Ильич громко, словно на армейском плацу, объявляет им благодарность. А потом, вспомнив, кричит вслед, что с правой стороны от сада у прудов можно собрать много спелой земляники.

На Гудковские пруды приезжают на автомобилях и велосипедах, приходят пешком люди со всех окрестных селений. Хотя до ближайшего из них, как ни крути, километров 10 выходит. И все эти люди знают «полковника». Кстати, задание подмести и собрать мусор получают все гости. Как ни странно, никто никогда не отказывается помочь. Правда, вот в прошлом году подростки дорожку до ворот подмести согласились только за плату: «Дайте 150 рублей – подметем!»

– Не знаю, откуда они приехали. Нездешние, – вздыхает «полковник». – Я промолчал тогда, взял метлу и стал подметать. Я никогда никому тут не колю глаза, что я эти пруды тут устроил. Не ставлю себя в особое положение.

…Отдыхающие, которых спугнул недавний ливень, потихоньку снова обосновываются на берегу пруда. Вон из кустов высунулась удочка. Потом еще одна.

Когда мы с «полковником» подходили к гостям, все они из уважения вставали, вежливо здоровались, предлагали свежепойманную рыбку для его кота. Шумная компания, расположившаяся за деревянным столом, усиленно звала к себе почетными гостями, потом кто-то из этих людей вдруг выкрикнул: «Ильич, я доски обещал – в четверг привезу!» Доски Владимиру Ильичу нужны для замены прогнившего настила на трехуровневой вышке, которую можно назвать и обзорной. С нее открывается прекрасный вид на огромный водоем, окаймленный купами деревьев, защищающих пруд от грязных ручьев с соседних полей.

Пруд удерживает плотина. За ней расположен второй пруд, еще одна плотина, потом третий… Всего таких прудов пять. И у каждого – плотина, в которой есть специально оборудованные стоки с задвижками, предусмотрены аварийные и контрольные стоки. Вода из прудов весной спускается в речку Кондурчу, на берегу которой стоит село Новая Жизнь. Система плотин – предмет гордости Владимира Ильича. Они поддерживают постоянный уровень воды во всех пяти прудах и исключают даже малейшую возможность прорыва воды в самый сильный паводок. Приезжавшая комиссия гидротехников из Самары долго не могла поверить, что этот каскад прудов создал один человек. Без чертежей. Без финансирования. Развел в них рыбу, а берега обсадил лесами. И все ради чего? Чтобы люди могли тут отдыхать. И все это совершенно бесплатно!

Владимир Ильич показывает на луг со скошенной травой. Там тридцать лет назад калда (летнее стойло, скотный двор. – Прим. ред.) с телятами стояла на берегу оврага. В самом овраге было болотце, которое запружали, чтобы овец поить. В этой луже утки отдыхали. Ильич с товарищем приходил сюда на них охотиться. Тогда вокруг в поле, ровном как подошва, качался один ковыль. Спрятаться было негде. Ни от жары, ни от дождя… Те, кто помнит это место раньше, сегодня не могут его узнать.

Неизменным элементом этого пейзажа осталась только одна деталь: синие «Жигули» – на этой машине, как и прежде, «полковник» ездит на пруды. На новый автомобиль у него нет средств. Всю свою наличность Ильич тратит на обустройство прудов.

– Мне говорят: у тебя такие пруды, а на такой развалюхе ездишь, – смеется Владимир Ильич. – Я же говорю: самому не верится, что можно одному было все сделать!

 

На Гудковских прудах несколько поколений детей научились и плавать, и нырять…

Следующая его встреча с прудами состоится через четыре часа. Пять раз в сутки приезжает он инспектировать Гудки. Ни помощника, ни сторожа у него нет. Помогали ему раньше убираться ребятишки из погрузненской школы (Погрузная – железнодорожная станция рядом с районным центром Кошки, где живет Гудков. – Прим. авт.). Христа ради выдавали мальков для прудов в местном рыбхозе.

Правда, недавно стала Владимира Ильича жена поддерживать. После того как эти «бесплатные пруды» у мужа хотели отобрать, сделать их посещение коммерческим и пускать туда только избранных.

Показатель нравственности

Пруды, построенные мужем, Антонина Харитоновна добрым словом не поминает. Раньше она служила бухгалтером в войсковой части в Самаре, работа ей очень нравилась, правда, муж жил за 200 километров – в райцентре Кошки, где руководил технической школой ДОСААФ. Он туда был направлен после службы в штабе округа. Ездила Антонина Харитоновна к нему на выходные и в праздники. И со страхом думала о том, что когда-нибудь ей придется жить в этих Кошках. Не удаленность села ее пугала и не то, что муж завел двух лошадей, корову, кур, свиней и увлекся охотой. В многокилометровом овраге среди полей Владимир Ильич построил плотины и создал пять больших прудов. Ради них он забросил работу по дому. Всю свою зарплату тратил на пруды, которые обихаживал как мог. И ладно был бы какой толк от этих прудов! Отдыхать он всех туда пускает бесплатно. Рыбу ловить тоже позволяет бесплатно. А когда построил трехэтажную гостиницу на берегу одного пруда, то и в нее тоже стал пускать бесплатно. Жену же стал возить на пруды, чтобы она помогала ему убирать мусор после отдыхающих. А мусора каждое утро на прудах – горы. И если сразу не убрать, то его по всему лесу растащат сороки и вороны. Лес вокруг прудов тоже посажен ее мужем – сосновый бор и фруктовый сад. Плоды из него жители Кошек каждую осень вывозят мешками, как и рыбу. Тоже бесплатно. Не раз Антонина Харитоновна просила мужа образумиться и бросить эти пруды, но он только посмеивался и вез ее с собой на Гудки. Поэтому женщина не хотела приезжать к мужу в Кошки.

Теперь каждый день она выслушивает жалобы супруга на гостей прудов, которые мусорят, озоруют, бьют стекла или ломают дверные замки. Раньше-то все комнаты были открыты. Но современная молодежь такова, что Гудков запирает те комнаты, где стоит мягкая мебель или телевизор.

Владимир Ильич с гордостью показывал нам эту самую гостиницу, которую по периметру опоясывает аккуратный балкон. С него можно рвать рябину и яблоки, наслаждаться видами. Каждая балясина, каждая лавка и столик здесь покрашены и вычищены. А вот забор вокруг дома Гудкова в селе Кошки сломан и порос мхом. Словно одинокая старушка за ним живет. В самом доме стены давно не крашены, комната хозяина поражает спартанской обстановкой, а кровать напоминает солдатскую. Так что ясно, почему Антонина Харитоновна так недовольна.

Вот и сегодня, приехав с инспектирования прудов, Владимир Ильич опять стал требовать у Антонины Харитоновны денег – нужно заменить сломанный замок.

– Что ж он творит? – жалуется гостям на мужа Антонина Харитоновна со слезами на глазах. – Мы ж только в убытке!

Когда на пруды не было еще проведено электричество, Гудков нанимал сторожа. Но тот у отдыхающих воровал спиртное и продукты, снял с мебели чехлы, украл постельное белье… Супруга опять стала Гудкова корить: он для людей старается, жизнь на пруды положил, лишь бы люди могли тут с комфортом отдыхать и не платить ничего, а они вот как воспринимают его альтруизм. Гудков с супругой согласился, но ни ограничивать въезд на пруды и в гостиницу, ни тем более вводить плату не стал. Лишь сказал, что пруды – это показатель нашей нравственности. А ее надо поднимать.

Антонина Харитоновна хоть и не разделяет идей мужа о бескорыстном служении людям, но все равно помогает ему ухаживать за огромным садом на прудах

В последние годы на прудах молодежь стала справлять свадьбы. Гудкову это очень приятно. Правда, раз случилось так, что две свадьбы праздновали на Гудках в один день. Владимир Ильич думал, что все разместятся, места ведь много, а гости не ужились. С тех пор Гудков завел журнал, куда заносит заранее даты всех свадеб и приездов больших компаний. Гостей Гудков стал фиксировать по настоянию супруги, чтобы потом иметь возможность взыскать с них за ущерб. Вот, к примеру, разбили окно, и Гудков вспомнил фамилию одного из гостей. До сих пор ищет этого Киселева. Но жена уверена, что даже если и найдет, то вряд ли по доброте своей сможет вытребовать у него денег за разбитое окно. Такой он бескорыстный человек.

Антонина Харитоновна, поскитавшись с мужем-офицером по гарнизонам, хлебнула суровой жизни и всякое повидала. Случалось, даже под лестницей семьей жили, когда квартиры не было. Но чтобы он выкинул такой фокус с прудами!..

Неугомонный «полковник»

Владимир Ильич родился и вырос в селе, затерявшемся на просторах Брянщины. В школу приходилось ходить за несколько километров – в соседнее село. Когда возвращался с занятий домой, то обычно по дороге выкапывал в лесу молодые деревья и сажал на своей улице. Потом, когда стал офицером, в каждом военном городке, где служил, высаживал рощу. После войны на речках колхозы строили для собственных нужд так называемые малые гидроэлектростанции. На сооружении такой ГЭС Гудков мальчиком трудился вместе с односельчанами. А опыт строительства плотины ему пригодился на новом месте службы, когда назначили его начальником технической школы ДОСААФ в Кошках.

Здесь в свободное время он со своим другом Владимиром Шишкановым охотился на уток в Буденновском овраге. Однажды Шишканов прорыл канаву, спустил воду из болотца в овраге и наловил карпов весом по 10–12 килограммов. Гудков сразу понял, что раз такая рыба тут водится, то в болоте вода чистая, родники его подпитывают. Значит, можно устроить замечательный пруд! А если его обсадить деревьями, обустроить берега, то какое прелестное ¬место появится для отдыха людей!

Списанное артиллерийское орудие подполковник в отставке установил и для украшения, и для устрашения тех, кто упрямо хочет извлекать из прудов, построенных для всех, прибыль для своего кармана

Председателем Кошкинского райисполкома в далеком 1985 году работал Алексей Иванович Травин. К нему и явился Гудков с просьбой разрешить соорудить пруд. На этот Буденновский овраг никто не претендовал. Место пустынное… Травин подивился такой просьбе. Засомневался: не снесет ли плотину весной? Выслушал доводы и в итоге разрешил сделать отвод земли. Но сколько потом на овраг ни заезжал, никаких изменений там не заметил. Как признавался Гудков, он испугался масштаба работ. Но тут уж Травин его упрекнул: «Ты военный человек, а слово не держишь!» Гудкова это задело. Используя технику из школы ДОСААФ, добиваясь помощи от руководителей хозяйств, он насыпал-таки плотину. Начальству отказать Гудкову было неловко: почти все водители и трактористы получали права на вождение в автошколе ДОСААФ. А нередко Гудков просто стоял на дороге с пустой канистрой, и ни один автомобиль не проезжал мимо. Все с ним делились горючим, которое было нужно для сооружения пруда. А некоторые сворачивали с шоссе и ехали помогать Гудкову…

Для сооружения стоков Гудков использовал бросовые материалы: шло в районе какое-то здание под снос, кирпич и блоки он выпрашивал на пруд. К главному сливу плотины он построил по обеим сторонам аварийные. А чтобы укрепить плотину, использовал старинный способ: обсадил ее кустами ивы. Втыкал ее не вертикально в дно, а прижимал к пологой части берега. Так из всех ее почек пойдут отростки, которые оплетут плотину прочной корневой системой как сеткой. Придумка с ивой, которую Гудков запомнил с детства, произвела на специалистов большое впечатление.

В первый год от сильного паводка вода поднялась и забурлила так, что напугала все районное начальство. В конце оврага – шоссе, а за шоссе – село. Прорвет вода плотину и затопит дома! Тогда Гудков пригнал из гаража ДОСААФ самый тяжелый тягач, поставил его на плотину, стальными тросами укрепил. Да еще сам сверху встал и простоял так всю ночь. Ничего, конечно, не случилось.

А через два года Гудков вновь пришел к Травину с новым предложением. Нужно строить второй пруд! Плотину осмотрели областные комиссии гидрологов, возражений не было. Только удивление. Построил таким же способом Гудков второй, третий, четвертый пруды. Лет шесть тому назад закончил сооружение пятого… Сделал он его мелким, чтобы вода быстро прогревалась и дети в нем могли купаться.

Запасные сливные стоки из бетона, чтобы плотины не размыло водой, – предмет гордости Владимира Ильича. Вдали от дорог, в глубине полей выстроил он их без чертежей, бесплатно и надежно

Когда пруды были созданы, Травину стали говорить: зачем отдали пруды какому-то отставному офицеру? Нужно забрать их у Гудкова! О том, как он их строил и зачем, не вспоминали. Это было в лихие 90-е. Пока Травин руководил районом, он отговаривался тем, что, дескать, брать пруды на баланс района ни к чему, надо там штат работников держать, а Гудков один управляется и денег не просит. Когда Травин ушел, пытались у Гудкова пруды отобрать для коммерческого использования. К этому времени Гудков насадил вокруг прудов сосны и фруктовый сад, ухитрился из бросовых материалов соорудить гостиницу, провести газ, электричество и даже телефонную линию, поставил башню, с которой прожектор освещал все пять прудов. Денег по-прежнему ни за что не брал. Чтобы заставить Гудкова отступиться от прудов или добиться от него разрешения вести на них коммерческую деятельность, стали его обвинять в ненадежности плотин. Рухнут – и вода затопит областное шоссе и снесет село Новая Жизнь. Однажды осенней ночью специально разрыли бульдозером самую высокую плотину второго глубокого пруда. Спас тогда плотину Гудков буквально чудом. Вся эпопея закончилась тем, что Гудков передал пруды в аренду военному округу, чтобы не платить налогов. У него денег на налоги нет. Зато предложений, как использовать пруды и засаженные садами поля вокруг них, сыпется хоть отбавляй!

Предлагали Гудкову открыть магазин, сулили долю. Предприниматели из Самары просились открыть рыбное хозяйство на прудах. Но самое большое удивление вызвал отказ Гудкова от нефтяной буровой вышки. На территории района добывают нефть. Рядом с четвертым прудом на берегу Гудкову обещали устроить денежный фонтан. «Ничего не надо, здесь люди должны отдыхать», – категорически отказал он.

Даже от прибыли нефтяных вышек, которые предлагали установить на берегу прудов, отказался Гудков. Это бы не только портило красивый пейзаж, воздух, воду, но и было против альтруисти¬ческих принципов Владимира Ильича / Фото: Андрей СЕМАШКО

Печалит Владимира Ильича лишь то, что ни дети, ни внуки интереса к его прудам не проявляют.

– Я знаю, – с грустью говорит Гудков о будущем прудов, – в районе ждут, когда я умру, чтобы потом пруды обнести забором и грести денег…

Но тем не менее он бережет свои пруды и с гордостью перечисляет, что едут на них отдыхать не только из всех соседних сел, но и из соседнего города Нурлата, из Самары и даже Ульяновска.

В последние годы мусорить и озоровать на прудах стали меньше. Героические усилия и удивительный альтруизм подполковника в отставке все-таки произвели впечатление на жителей Кошкинского района. За все время существования прудов ни разу в них никто не осмелился вымыть автомобиль или бросить в воду разбитую бутылку. Не было здесь ни одного несчастного случая. Но началась другая напасть. Прошлой осенью приехали Гудковы на пруды, а там их встречает раненая собака и два щенка. Кто-то ее там бросил. Гудков возил на пруды еду – кормить собачье семейство. Потом собаку выпросил какой-то охотник, а она через два дня вернулась на пруды и щенков привела за собой. Взяли ее с щенками домой в Кошки. Сейчас кот на прудах живет. Его тоже привезли и бросили на прудах. Все в райцентре знают, что хоть и ругается Гудков знатно, но добрее и отзывчивее его нет никого вокруг. Потому и везут на пруды ненужную животину. У кота того весь бок был ободранный, шерсти почти нет, уши обмороженные. Гудковы его выкормили, выходили и оставили «сторожем» работать. Когда Владимир Ильич едет на пруды, всегда берет еду для кота. Из-за этого приходится рыбу в магазине покупать, ведь сам он в своих прудах ее не ловит.

– Вот, занимаемся не тем, чем надо, – вздыхает Антонина Харитоновна и собирает в коробку рыбу для кота, купленную в магазине.

Когда мы вновь приезжаем на пруды, то кот выбегает навстречу и ласкается в надежде на угощение. Гудков осматривает берега, сосны, с которых опять на дорожку нападали шишки и хвоя, и говорит, что было бы неплохо еще и белок тут завести. Но для этого нужно насадить лещины, елок, еще больше рябины. Антонина Харитоновна внимательно прислушивается к фантазиям мужа и громко вздыхает. Уж лучше пусть белки, чем шестой по счету пруд, от сооружения которого она заставила своего неугомонного мужа отказаться год назад…

* * *

Пять лет назад постановлением собрания представителей Кошкинского района на основании ходатайства жителей Буденновский овраг был переименован в Гудковские пруды. Так теперь эта местность и именуется на карте.

Евгений Резепов.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

177